Заключение

Лексика – самый богатый и быстро изменяющийся пласт языка. Русский и белорусские языки, выделившиеся в процессе исторического развития в самостоятельные из одного источника, характеризуются наличием значительного общего словарного фонда, рядом одинаковых черт в области фонетической системы, орфографии, грамматического строя, одним и тем же набором морфем и словообразовательных аффиксов, совпадающих по выполняемой ими роли в слове.

Способы словообразования в русском и белорусском языках совпадают, однако не все однокоренные слова образованы при помощи одного и того же способа. Т.о., в современных русском и белорусском языках словообразовательные гнёзда не всегда аналогичны по компонентам, даже если они имеют одинаковые основы.

Словообразовательные системы сопоставляемых языков обладают богатыми стилистическими возможностями. Особенно много стилистических вариантов имеется при образовании слов суффиксальным и префиксальным способами, поэтому не все однокоренные совпадающие по значению слова могут быть переводческими эквивалентами. Полностью или частично отсутствует стилистический параллелизм при образовании уменьшительно-ласкательных форм.

Нами было проведено сравнительное исследование, в ходе которого мы пришли к следующим выводам:

1. слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами и просторечная лексика чаще всего совпадают при переводе с белорусского языка на русский. Этот способ перевода является наиболее используемым.

2. слова, в которых суффиксы совпадают, а корни различны также встречаются при переводе белорусского языка на русский, но значительно реже. Чаще всего это слова из общенародной лексики, они называют характерные предметы и признаки предметов для обоих языков.

3. Такой способ как замена оборота или его отсутствие в переведенном варианте используется крайне редко. К таким оборотам относятся вульгарные высказывания, с большим оттенком грубости. Часто эти обороты заменяются нейтральной лексикой.

4. эмоциональной окраске в большинстве случаев подвергаются имена существительные, реже – прилагательные и наречия.


Леонид Андреев «Иуда Искариот» Жизнеописание Иуды
«…человек очень дурной славы и его нужно остерегаться», «…и не было никого, кто мог бы сказать о нем доброе слово» – такими словами автор начинает свое произведения, говоря об Иуде. Мать его была блудницей, а отца своего он не мог знать из-за беспутного образа жизни матери: «А кто был мой отец? Может быть, тот человек, который бил меня р ...

Мотив воды (моря) — колыбели жизни
Этот мотив развернут в стихотворениях Бродского «Прилив» (1981) и «Тритон» (1994). В других текстах сохраняются его знаки — уподобление или самоотождествление лирического героя с рыбой, отождествление человека вообще с рыбой («как здесь били хвостом» — метафора венецианской жизни и угорь и камбала как метафоры улиц и площадей в «Венециа ...

«Учитель жизни»
Разумеется, любовь не есть главная тема последних чеховских пьес. «Много разговоров о литературе» в «Чайке» – это участие Чехова в осмыслении путей дальнейшего развития искусства. Когда Треплев в первом действии осуждает современный ему театр и требует новых форм, – это мысли Чехова, по сан автор тут же подправляет их словами Дорна: «Вы ...