Приложение

Валерий Егоров.

Журавлик.

Не выдернуть из прошлого страницу,

На будущем не стоит ставить крест,

Ты отпусти из пальчиков синицу,

Журавлик где-то кружится окрест…

Мы сами себе звезды выбираем,

За светом их по тропочкам бредём,

Себя в пути теряем и ломаем,

Но всё равно идём, идём, идём…

Движенье - смысл мирозданья!

А встречи - это вёрсты на пути,

Общенье - опиум сознанья,

И мне словами самокрутку закрути.

Я сам давно уже готов к обману,

Ведь мир из слов и

предложений сотворён!

Жаль… что слова подвержены изъяну,

Ошибками путь к сути занесён…

Не написать ли вместе нам страницу?

Скажи о чём? скажу тебе зачем.

Ты отпусти из пальчиков синицу,

В чём был ничем, в том завтра стану всем!

Думы.

Ожидание, встречи, разлуки…

Дождик гладит щекою стекло.

И виски потирают уставшие руки,

Грустью душу за…волокло.

Перепутья, пути, остановки,

Вёрсты лет в полотне бытия.

И веселья самоуловки,

Чтоб в них спрятаться… от нытья.

Начинаешь - просты результаты,

Скучноват человеческий род,

То, что есть, всё свершалось когда-то,

Коль родилось, то значит умрёт.

Собираю себя по словечкам,

Буква к букве - рождается слог,

Бог, любовь подарив человечкам,

Несвершённостью занемог…

И пускаются чувства по кругу:

Потеряв, больше хочется взять.

По взаимности райскому лугу

Мимолётностью пробежать…

Расстояние, время, невстречи,

Мы заборы собой создаём,

А не проще ли - руки на плечи,

И в бездумности водоём!

Геннадий Артамонов

До свидания, школа!

Сегодня в нашем классе тишина,

Присядем перед дальнею дорогой,

Отсюда начинается она,

Уходит в жизнь от школьного порога.

Не забывай друзей, не забывай!

И этот миг запомни, как признанье,

Не будем школе говорить «прощай»,

А скажем ей негромко «до свидания».

В мелькании крылатых школьных лет

Когда же мы, ребята, повзрослели?

Подумать только: детства больше нет,

А к юности привыкнуть не успели.

Ни золотой сентябрь, ни синий май

Не позовут нас больше в это зданье…

И всё же мы не говорим «прощай»,

А повторим, как клятву, «до свидания».

Держись, мой однокашник, веселей,

Когда качнут житейские метели!

Наверное, глаза учителей

Недаром в этот вечер повлажнели.

Ты их в пути почаще вспоминай,

Старайся оправдать их ожиданья,

Учителю мы скажем не «прощай»,

«Спасибо» скажем мы и «до свидания».

Наш класс сегодня непривычно тих,

Но всё ж, друзья, не опускайте плечи!

Мы здесь оставим часть сердец своих

В залог грядущей и веселой встречи.

Свет школьной дружбы маяком сияй!

Лети к нам сквозь года и расстоянья!

На счастье, одноклассник, руку дай

И не прошай, мой друг, а до свидания!

Николай Балашенко

Осень на Тоболе

Вдоль Тобола иду по тропинке,

На душе непонятная грусть.

Невесомо плывут паутинки

В свой осенний неведомый путь.

С вяза лист опадает зеленый

На мерцанье холодной волны…

И плывет он задумчиво-сонный,

Где Ермацкие плыли челны.

Чуть в сторонке береза-подруга

Не спешит сбросить желтый наряд;

На краю у пожухлого луга

Две осинки печальных стоят.

Грустно старому тополю тоже.

Он на фоне небес, что метла.

Мы с ним чем-то немного похожи,

Но печаль моя все же светла.


Поэзия С. Есенина и философия «экзистенциалистов»
Как видим, творчество С. Есенина созвучно широкому кругу идей, разрабатывавшихся европейскими экзистенциалистами. Однако в наибольшей степени проблематика есенинской поэзии соприкасается с этически ориентированной философией «русских экзистенциалистов» – Н. Бердяева, Л. Шестова, Л. Франка и др. Характеризуя своеобразие русского экзистен ...

«Волк на псарне»
Впервые напечатана в «Сыне отечества», в октябре 1812 г. Автографы: ПБ 11, ПБ 5. Написана в первых числах октября в связи с получением в Петербурге известий о попытке Наполеона вступить в мирные переговоры через Лористона, имевшего 23 сентября 1812 г. свидание с Кутузовым. Лористон передал Кутузову мирные предложения Наполеона, приведен ...

Вступление
В 1667 г. была поставлена «Андромаха». Нечто новое открылось французскому театру. Это была иная трагедия, отличная от тех, какие создавал Корнель. Французский зритель видел до сих пор на театральных подмостках героев волевых и сильных, способных подчинять свои чувства воле и рассудку, – теперь он увидел людей в тенетах страстей, не умею ...