У костра памяти народной.
Информация о литературе » Мухтар Ауезов » У костра памяти народной.

«Путь Абая»— выдающееся явление многонациональной советской литературы, крупный вклад в мировую литературу. Создание романа-эпопеи потребовало от автора огромной подготовительной работы по собиранию материала о жизни Абая, его современниках, о его времени. Эту стадию работы над книгой М. Ауэзов образно сравнил с трудом запоздалого путника, который приходит к месту стоянки давно ушедшего каравана, находит последний тлеющий уголек угасшего костра и хочет своим дыханием оживить, раздуть этот уголек в яркое пламя.

Работа осложнялась тем, что об Абае не сохранилось никаких архивных материалов: ни мемуаров, ни дневников, ни публика­ций. Немалым подспорьем оказались впечатления юности самого Ауэзова, та духовная атмосфера, в которой вырос будущий автор эпопеи, с детства воспитанный на поэзии Абая. Кроме того в юности Мухтару посчастливилось встречаться с современника­ми Абая, в частности—с Дильдой и Айгерим, будущими герои­нями своей книги. Впоследствии Ауэзов вспоминал: «Потускнев­шая память стариков служила мне путеводителем по юности Абая, по лицу шестидесятилетней Айгерим я старался восстано­вить красоту ее пленительной юности, некогда обворожившей поэта».

М. Ауэзов сопоставлял противоречивые высказывания и фак­ты, и ему приходилось, как выразился писатель, «каждый раз исследовать их самому чуть ли не по всем правилам юридических и исторических наук». Но главной опорой Ауэзова была, конечно, сама поэзия Абая. Так, «внешний» и «внутренний» облик Тогжан был навеян двумя строками ранних стихотворений поэта. Весьма интересен рассказ М. Ауэзова о том. как он использовал извест­ное стихотворение Абая «Всадник с беркутом скачет в ранних снегах»: «Рисуя Абая на охоте с беркутом, я стремился воспроизвести возможные обстоятельства рождения этого стихотворе­ния. На охоте, в то время, когда спущенный беркут падает на лисицу, перед мысленным взором Абая, внезапно увидевшего пушистый белый снег и на нем красную лисицу, сражавшуюся с черным беркутом, возникает образ купающейся девушки, кото­рый он потом переносит в стихотворение. Весь этот эпизод—сво­его рода продленная лирическая пауза, прием психологического замедления перед изображением картины бурана, приведшего Абая в аул, где живет первая любовь поэта—Тогжан; бурана, явившегося прообразом и предпосылкой душевной бури, пережи­той самим поэтом. Мне хотелось как можно более точно нарисо­вать психологически сложную сцену этой встречи. Буран дан мною в несколько сгущенных красках. Охотники в течение нескольких дней и ночей блуждают по степи, им грозит гибель. Наконец, измученные путники попадают в неизвестный аул, огни которого манили их сквозь бушующую стихию. И вдруг, войдя в зимовку, Абай видит свою давно потерянную возлюбленную Тогжан. Абай внутренне не подготовлен к этой встрече, он изнурен физически, у него начинается горячка.

Ему, мечущемуся в жару, едва отличающему явь от бредово­го видения, мерещится неизбежная гибель. Спасти его может только Тогжан. Тогжан просит его спеть, он хочет вспомнить песню своей любви и не может. Эта встреча раскрывает Абаю всю силу его чувства к Тогжан, и вновь обретенная любовь ста­новится для него неиссякаемым источником песен, самых интим­ных и самых волнующих».

Неоценимую помощь, по признанию самого М. Ауэзова, ока­зали ему русские и западноевропейские исторические романы.


Тема общенародного единства и героизма в «Повести о битве на р.Калке»
1-е столкновение русских с монголо-татарами в 1223 г. Летописные повести об этой битве сохранились в 2 списках – Новгородская, Лаврентьевская летопись. Повесть создавалась, скорее всего, в дружинной среде и автор был из Галицко-Волынских земель. Повесть последовательно и обстоятельно рассказывает о появлении неизвестного народа на гра ...

Снова в Петербурге. Расцвет творчества
Лермонтов был неизмеримо выше среды, окружающей его, и не мог серьёзно относиться к такого рода людям. Ему, кажется, были особенно досадны последние – эти тупые мудрецы, важничающие своею дельностью и рассудочностью и не видящие далее своего носа… Он был весь глубоко сосредоточен в самом себе и не нуждался в посторенней опоре. И.И. Па ...

Поэтический мир и миф
В следующих книгах «Версты» и «Ремесло», обнаруживающих творческую зрелость Цветаевой, сохраняется ориентация на дневник и сказку, но уже преображающуюся в часть индивидуального поэтического мифа. В центре циклов стихов, обращенных к поэтам-современникам Александру Блоку, Анне Ахматовой, Софии Парнок, посвященных историческим лицам или ...