Герои и антигерои в русских волшебных сказках. Герои и антигерои в сказках о господах
Информация о литературе » Герои и антигерои в русских волшебных сказках » Герои и антигерои в русских волшебных сказках. Герои и антигерои в сказках о господах

Для сказок о господах

в большей степени, чем для других бытовых сказок, характерны необычные положения и ситуации («алогизм обычного»):

«Барыня и мужик».

Пришел в господскую деревню мужик, остановился возле барского двора: ходит по двору свинья с поросятами. Пал мужик на колени и начал кланяться свинье в землю. Увидела это из окна барыня и говорит девке, чтобы узнала, чего это мужик на коленях стоит и свинье поклоны бьет. «Матушка, - ответил мужик, - доложи барыньке, что свинья-то ваша пестра, моей жене - сестра, а у меня завтра сын женится, так на свадьбу зову. Не отпустит ли свинью в свахи, а поросят в поезд?» Барыня выслушала эти речи и говорит девке: «Какой дурак! Пусть люди над ним посмеются. Наряди скорее свинью в мою шубу да вели запрячь в повозку пару лошадей: пусть не пешком идет на свадьбу». Увез мужик свинью.

«Барыня и цыплятки».

Барыня так же глупа, как и барин. Она верит хитрому кучеру, который вызвался высидеть пятьдесят черненьких цыплят. Прошло три недели, не терпится барыне увидеть высиженных кучером цыплят. Послал он ей двух взятых из-под наседки и через дворовую велел передать барыне: «На цыплят долго любоваться нельзя. Поскорее верните назад - сердце ломит».

В сказочном вымысле народ возвращает господам все побои.

«Сапожник и барыня».

Жила в усадьбе барыня, и до того сердитая -мужикам житья не было никакого: «драла, как собак». Нашелся один храбрец, который дал барыне сонных капель. Уснула барыня. Спящую барыню перенесли в дом к сапожнику, а жену сапожника снесли в барский дом. Проснулась сапожничиха в барском доме, не растерялась в новом положении, дала толковые наставления дворовым. Пробудилась и барыня утром, кричит: «Слуги!» А сапожник сидит, шьет. «Слуги!» - «Ты что, такая-сякая!» - «Что такое!» - «Ах ты! » Сапожник до того был сердит, что просто страсть! Вскочил он со стула, сдернул с ноги ремень и давай бить барыню: «Ты что, не знаешь своего дела? Ты должна вставать и печь топить». Долго бил сапожник барыню. Побрела она за дровами, затопила печь, сварила обед. Прожила барыня у сапожника два месяца и, когда ее вернули в усадьбу, стала она «мягкая-размягкая».

Барин поверил в существование теплого леса. Барин думает, что коза может задавить волка, что из тыкв можно высидеть лошадей. Столь же несведуща в обыденных вещах и барыня. Незнание реальных свойств вещей, конечно, утрировано в сказке, но ведь господа действительно не знали многое из того, что было известно людям труда.

«Барин и кузнец»»

Позавидовал один барин кузнецу. «Живешь, -говорит, - живешь, еще когда-то урожай будет и денег дождешься, а кузнец молотком постучит - и с деньгами. Дай кузницу заведу». Завел барин кузницу, велел лакею мехи раздувать; стал ждать заказчиков. «Эй, заезжай сюда!» - крикнул он проезжему мужику. Тот заказал барину железные обручи на все колеса. Сговорились о цене, начал работать барин, а ковать не умеет. Пережег железо. «Ну, - говорит, - все обручи не выйдут, разве один обруч!» - «Ладно, - согласился мужик, - один так один». Ковал, ковал барин я говорит: «Ну, мужичок, не выйдет и один обруч, а выйдет ли, нет ли сошничек». Сошник не получился. Не вышел и кочедычек. Получился у барина пшик: сунул в воду раскаленное железо, зашипело оно - «пшик»!

Таким образом, сказки данной категории высмеивают господ, не знающих труда, настоящих свойств вещей. Они живут в удовольствиях, не ведая нужды. Ненормальное явление, когда народ трудился в поте лица, а барин пользовался всеми жизненными благами, и породило бытовую выдумку в сказках-новеллах о господах. С помощью бытовой выдумки в сказках о господах оценивались не только барские порядки, но и выражалась мечта народа о разумных социальных отношениях, при которых человек труда становится владельцем всего, чего был лишен в жизни. Не случайно множество сказок о господах вершит жестокую расправу над господином, отбирая у него лошадей, тарантас, скотину, разоряет барина до конца.


Бытовые и беллетристические повести конца 17 в. Новый герой в повестях
БЫТОВАЯ ПОВЕСТЬ, как новый самостоятельный жанр древнерусской литературы бытовая повесть появляется во 2-й пол. XVII в. Его предметом становится индивидуальная судьба человека, выбор им своего жизненного пути, осознание своего личного места в жизни. Герои повестей – вымышленные герои и обстоятельства, в которых они бывают вымышлены. Уже ...

Часть II
В то время как в предыдущей главе предлагался общий, сравнительный взгляд на сборники, данный раздел содержит художественный анализ отдельных циклов. Детальное рассмотрение каждого из них даст более подробное и полное описание художественных приемов и языковых средств, создающих и выражающих единство рассказов внутри сборника. Следует у ...

Развитие образа Каина в произведениях Байрона
Любой выдающийся художник (в широком смысле этого слова), создающий яркий и цельный характер, образ героя, которого невозможно ни с кем спутать, проходит долгий путь, вырабатывая этот образ в своих произведениях, прежде чем придать ему ту завершенность, материальность и систему ценностей, с которой он входит в мировую литературу. Говоря ...