Заключение

В данной работы была сделана попытка на основе критических статей, посвященных творчеству А. Дюма и ознакомление с его произведениями дать оценку влияния его творчества на литературу и историю Франции в влияние истории и литературы на творчество самого А. Дюма.

Как рассказчик, Дюма обладает огромной способностью самому невероятному приключению, небывалому происшествию, чуть не ле­гендарного свойства, придать характер живой действительности, ис­тинного факта. И эта особенность своеобразного творчества писателя является прямою потребностью души его. Он удивительно умеет соче­тать фантазию с жизнью. И если фантастичность его рассказов порою отзывается наивностью, ребячеством, то в ней все же много неизъясни­мой прелести, фантазия романиста не останавливается ни перед чем, ее не страшат ни самые широкие горизонты, ни самые смелые замыслы, и, упиваясь ее прихотями, ее капризами до самозабвения, романист возводит их в культ в своих произведениях, отличающихся удивитель­ной ясностью и жизненностью. Для него не существуют расстояния, грани чудесного, прекрасного, низменного, ужасного, — для него, это­го своего рода Гулливера, крепкого, твердого, сильного волей, неуто­мимого и отважного. Неукротимый, неуклонный каратель порока, пла­менный защитник добродетели, в какой бы форме она ни проявлялась, . романист энергично распоряжается судьбою выводимых им лиц и си­лою пылкой фантазии словно налагает на них перст Божий.

Дюма не был в состоянии написать ни одной вещи беллетристического характера, если лично не видел места действия задуманного романа, повести, рассказа или если не читал о нем. Но тем или другим путем ознакомясь с этим местом действия, он быстро воспламенялся при одном воспоминании о нем, переносился в него и населял его своими героями, создавать которых он умел стремительно. Его вообра­жение работало изумительно плодотворно, без замедления, почти без­остановочно; герои являлись во множестве, так сказать, рождая друг друга. Отсюда понятен вывод Сирано де Бержерака, что земля — величайшая, удивительная из планет, Евро­па — удивительнейшая из частей света, Франция со своей револю­цией — самая удивительная из стран Европы, Париж тридцатых го­дов — самый удивительный из городов Франции, а Дюма — самый плодотворный ум Парижа, вместилище, полное чудесных, обворожи­тельных сказок, сюжет которых взят из живой, повседневной действи­тельности и центральная фигура которых является в образе графа Монте-Кристо, героя столь излюбленного, так богато наделенного ду­шевными качествами, до известной степени отразившего в себе и поло­жительные, и отрицательные черты его вдохновенного творца. В большинстве случаев каждый из героев Дюма непременно наделен одною или несколькими из этих черт. Герои его деятельны, энергичны, предприимчивы, ловки, никогда не теряются в самых затруднительных обстоятельствах, сильны духом и телом, храб­ры, мудры. Этими качествами наделены мужские фигуры произведе­ний Дюма. Они ему всегда удаются и написаны более уверенно, чем женские портреты. Последние особенно бледны и слабо начертаны в драматических произведениях Дюма. Он вечно вращался среди жен­щин, артисток, дам полусвета, искательниц приключений; женщина, переодетая мальчиком, сопровождала даже писателя в путешествии его по Италии. Он прекрасно знал этот мир слабого пола и тем не менее не успел создать ни одной женской фигуры, столь ярко обрисованной, написанной так сочно, как действующие лица мужского ряда.


«Калязинская челобитная»
Персонажи, населяющие смеховой антимир, живут по особым законам. Если это монахи, то они «выворачивают наизнанку» строгий монастырский устав, предписывавший неуклонное соблюдение постов и посещение церковных служб, труды и бдения. Такова «Калязинская челобитная», представляющая собой смеховую жалобу иноков Троицкого Калязина монастыря ( ...

«Ворона и курица»
Басня, как известно, не принадлежит к жанрам, в которых решаются большие исторические проблемы. Басни Крылова — удивительное исключение. Ибо не будет преувеличением сказать, что, пожалуй, никто из русских писателей того времени не подошел к пониманию подлинно народного характера Отечественной войны так близко, никто не выразил именно на ...

Образ Анны в рассказе «Анна на шее».
Известная мысль Льва Толстого о том, что человека можно уподобить дроби: знаменатель - то, что он думает о себе, числитель – то, что он есть на самом деле; и чем больше он сам себя ценит, тем меньше он стоит. В мире героев Чехова эта мысль находит наглядное подтверждение. Наиболее грустное, даже неприятное впечатление производит нравств ...